Разговаривал со знакомой врачихой, тяжелых больных лечит. ДЦП, парализованные, инвалиды всякие… Та поделилась наблюдением.

Если женщина тяжело заболевает, то муж от нее очень часто уходит. По наблюдениям моей собеседницы — очень и очень часто, чуть не каждый второй. Привела пример, когда женщину парализовало, и врачиха упрашивала ее мужа (жили вместе более 15 лет): ''Подожди, не уходи, я через полгода на ноги ее поставлю''. Тем не менее, ушел — а женщина и впрямь в срок была почти здорова. Если же заболевает мужчина, то женщина его никогда не бросит. ''На этой работе — сказала она, — я совсем по-другому стала смотреть на мужчин''.

На этом основании моя собеседница сделала вывод, что женщины более ответственные, чем мужчины.

Позволил себе с нею не согласится. Ответственность — вообще, чисто мужское понятие (или чувство). И женщина не бросает своего мужа не из осознания ответственности, а из чувства жалости.

Тяжело заболевший муж (бессознательно) воспринимается женщиною как ребенок. То есть как беззащитное существо, о котором нужно заботиться. Он пробуждает материнский инстинкт. И женская верность тяжело больному связана не с осознанием ответственности, а почти всецело основывается на эмоциях. Ну, или инстинктах.

''Женщины не бросают больных мужей — сказала врачиха, — они бросают только здоровых''.

Ну да, точно так. Тяжело больной муж это психологический ребенок. Как его бросишь?

Все это соответствует и личному моему опыту. Моя родная тетка более 30 лет ухаживала за мужем, лежачим больным, да еще и с тяжелым характером (бывший начальник, как-никак, причем из тех, кто никогда не брал взяток — если вы понимаете, о чем это говорит). Разоткровенничавшись, она созналась мне: ''Да, при его характере, у меня были мысли его бросить. Но мне стало его жалко, и я осталась с ним''.

Женская любовь очень часто основывается на жалости. Давняя моя идея, что способность испытывать жалость — чисто женская, мужчинам это чаще всего не дано. У мужчины способность нести ответственность. А она или есть, или нет. В последнем случае это не мужчина.

Лермонтовский Печорин, блестящий ловелас, виртуозно использует женскую жалостливость в своем обольщении княжны Мери:

''…Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, — тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию. Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится <…>
В эту минуту я встретил ее глаза: в них бегали слезы; рука ее, опираясь на мою, дрожала; щеки пылали; ей было жаль меня! Сострадание — чувство, которому покоряются так легко все женщины, впустило свои когти в ее неопытное сердце. Во все время прогулки она была рассеянна, ни с кем не кокетничала, — а это великий признак!'' 

Тут же подумалось, что для начальной влюбленности жалостливость более-менее годится, а вот для совместной жизни — подходит ли? Надолго хватило бы княжны, выйди она за Печорина, если бы он был менее циничен и разделил ее чувство? Что-то такое по Пушкину? ''Грустит о недостойном муже, и днем и вечером одна''? Или…

И Печорин же замечает про Веру: ''Может быть, — подумал я, — ты оттого-то именно меня и любила: радости забываются, а печали никогда…''

Между тем, любовь Веры к Печорину в занчительной степени основывается на жалости. Вот как она сама об этом говорит: ''никто не может быть так истинно несчастлив, как ты, потому что никто столько не старается уверить себя в противном…''

Интересно, что у Бунина (имею в виду рассказ ''В Париже'' — замечу, один из самых моих любимых) героиня также, в самом начале романтических отношений жалеет героя. Она дважды сочувственно произносит в ответ одно только слово ''бедный'', когда тот рассказывает о своем быте и холостяцкой жизни

Все эти рассуждения воспроизвел своей собеседнице. Тут следует заметить, что лечит она не только тех, кого мы постоянно видим по телевизору, но ко всему еще и прекрасный знаток русской литературы. А если женщина не знает родную литературу, то с нею невозможно долго разговаривать. Мне, по крайней мере, не удавалось никогда. С другой стороны — на кой черт нужны женщины, если они не помнят образа Печорина? И если им даже Бунин не знаком?

Так вот, моя собеседница, женщина уже в возрасте, не нашлась что возразить. Впрочем, она меня почему-то очень уважает, и когда рассказывает о болезнях, то я всегда слушаю с открытым ртом, а когда отвечаю на ее вопросы о взаимоотношениях, то она)) Тем не менее, безответственность мужчин мы с нею вместе горячо осудили:))

…Мне кажется, Лермонтов своего ''Героя'' специально написал. В назидание, так сказать. ''Смотрите ребята, какими вы не должны быть''. Грушницкий, без сомнения, пошл, мелок и глуп, Печорин циничен и лишен всяких идеалов, если не сказать больше — всего человеческого. Точно ли он разбирается в женщинах? ''…Русские барышни большею частью питаются только платонической любовью, не примешивая к ней мысли о замужестве''. Полагаю, тогда было в точности наоборот. А окрутить молоденькую девушку, только что вышедшую из-под материнского крыла – не велика победа.

Абсурдно, когда мужчина не понимает даже сути мужской дружбы. Хотел бы я послушать тогда рассуждения его о смысле жизни… Вообще, так сказать, раскрутить его на предмет категорического императива Иммануила нашего Канта.

Тогда кто же остается? C кого нам брать пример? Где он, тот герой, который имеет успех у женщин?

Остается доктор Вернер. Вы часто о нем думали? А ведь это один из самых интересных мужских образов в русской литературе (разумеется, после Максима Максимыча, но это другое, это моя любовь до гроба). ''Обыкновенно Вернер исподтишка насмехался над своими больными; но я раз видел, как он плакал над умирающим солдатом… Он был беден, мечтал о миллионах, а для денег не сделал бы лишнего шагу…''

Проблема Вернера лишь в том, что он не трагичен. А все не трагическое — скучно. И я не понимаю, что нашел Вернер в обществе Печорина, чуть даже не сдружился с ним. Любой нормальный врач посоветовал бы такому герою убить себя об стенку, что тот в конце-концов и сделал.

''Бывали примеры, что женщины влюблялись в таких людей до безумия и не променяли бы их безобразия на красоту самых свежих и розовых эндимионов; надобно отдать справедливость женщинам: они имеют инстинкт красоты душевной…''

Не верю. Женщинам нравится не только и не столько напускная мужская самоуверенность, о которой Тургенев в свое время хорошо сказал. Именно эту напускную самоуверенность и называют они ''уверенностью в себе''. Однако уверенность в себе — это форма, нечто вторичное.

Женщин привлекает прежде всего статус самца в стае. Ни разу не видел, чтобы женщина в начале знакомства не спросила о месте работы. Не о содержании работы и всевозможных достижениях, не об увлеченности ею, а именно месте как таковом. Не бывает так, чтобы женщина с самого начала не попыталась выяснить положение мужчины в обществе. Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Их интересует общественный статус как таковой, а не сам мужчина (если он здоровый, разумеется).

''Мужчина терпит брак из любви к женщине; женщина терпит мужчину из любви к браку''. Женщины влюбляются не в мужчину, а в место человека в обществе. И выходят они замуж, чтобы решить в браке свои проблемы, а не его. Категориями «помощница» нормальная женщина никогда не мыслила.

Им нравится статус быть замужней и совсем не хочется иметь статус одинокой и ''невостребованной на брачном рынке''. Формальный статус в обществе, реальное положение в стае – вот система жизненных их координат.

В отличие от мужчины, женщина никогда не была идеалисткой. Ее природа не такова. И (сколь угодно любящего) мужчину, статус которого она считает себе неподобающим обычная женщина не сможет долго терпеть. ''Ведь вы этого достойны!'' Придумает повод, да и уйдет. Или устроит так, что жить с нею станет невозможно. Срываться станет по мелочам, дуться недовольно по всякому поводу, звонить подругам или бегать к мамочке… И рано или поздно уйдет с гордо поднятой головой – как же, не сошлись характерами! Никакая нормальная женщина не сможет с таким чудовищем жить!

Ибо есть у женщин и еще одна глубинная потребность, чуть ли не базовый инстинкт – всегда, при всех обстоятельствах чувствовать себя правыми. Нетрудно видеть, что все это исключает ту самую ответственность. И вообще, ответственность – это не эмоциональная, но идеальная, духовная категория. Ни к каким инстинктам она не принадлежит. А руководствуются женщины в первую очередь инстинктами да эмоциями. Это у них у всех так. У нормальных, обычных, так сказать. У серой массы. Ну, а необычных я здесь не рассматриваю. Исключения лишь подтверждают правило, да и вообще, это то же самое, что мечта о принце.

А вот жалеть они могут кого угодно. Когда жалеют, то общественный статус не требуется. Как говорят математики, «что и требовалось доказать».

Кроме материнского инстинкта и способности жалеть есть у женщин также и врожденная потребность поиска статусного самца. В беде они давнего своего партнера, пожалуй, не бросят, да только рано причислять их к ангелам. Не стоит обнадеживаться: мужчина, самая личность его идет у женщины как приложение к социальному статусу, а вовсе не наоборот. Сколько умных и талантливых людей остались одинокими! Народный баснописец Иван Крылов, Лермонтов, Белинский, Гоголь, но особенно показательно – гениальный композитор Мусоргский. Статус их, вишь, не угодил. Их современницы предпочли вешаться на шею обеспеченным чиновникам, о которых сейчас никто и не вспомнит, а не выбирать тех, перед кем будущие поколения почтительно снимают шляпу. И сколько еще одаренных мужчин, не желающих остаться в таком же одиночестве, вынуждены думать не о своем мужском призвании, не о творчестве, но нарабатывать себе этот чертов социальный статус! Сколько нашего брата предает самого себя!

Женщины никогда не влюбляются в Вернеров. Лермонтов, устами Печорина, скорее всего самого себя пытается убедить, спасти остатки веры своей в человечество, — вернее, в прекрасную его половину. Это ему не удалось. Нетрудно догадаться, что не под именем «героя нашего времени», а именно под доктором Вернером хотел бы автор видеть самого себя. Ироническое отношение доктора к женитьбе – почти наверняка из той же серии. Обычная психическая самозащита: «да мне и одному хорошо», «и вообще, никто мне не нужен». Чтобы понять личность доктора, нужно, используя выражение Печорина, «уметь видеть зерно каждого нашего чувства через его тройную оболочку».

И уж тем более, никто никогда не полюбит Вернера до безумия. Достаточно описание внешности его прочесть. Иначе он давно уже был бы не один – на курорте какой широкий круг знакомств, причем куда более реальных. С его умом на «психологического ребенка» наш доктор никак не тянет, а с такой душою интриги à la Печорин ему как-то не к лицу. На статусного самца, при его бедности и месте уездного лекаря – тем более. Личность такого уровня не будет разменивать свое призвание, пытаться что-то изменить, делать карьеру, куда-то там расти… Не случайно доктор упоминает, что имел в Петербурге некоторую практику, лечил богатых дам, вращался в свете. Имел, — однако нашел силы отказаться от блестящего звания столичного великосветского врача. Чтобы лечить потом больных солдат. При его верности своему долгу, Вернер всегда будет обречен на одиночество. И очень многие мужчины, достигнув определенного уровня, оказываются перед однозначным выбором: тихое семейное счастье или верность своему делу и жизненным ценностям. Вам просто повезло.

Пушкин был прав, женщины во все времена одни и те же. Женская верность и женская любовь основываются лишь на жалости. Или зависимости. Или на восхищении статусом мужа, — и связанной с этим завистью подруг.

“Инстинкт душевной красоты”? Михаил Юрьевич, не смешите.

Ценное дополнение от frau_perez:

«Когда мужчина лежит больной, то женщина понимает, что он зависит от нее, он нуждается в ней. А вот это именно та ситуация, когда она контролирует. В основном же женщина зависит от мужчины в жизни. А тут — он от нее. Так что не все здесь жалость, вы не учитываете всей подспудной гаммы женских чувств, об которых даже женщина не до конца себе признается. И даже если женщина смеется над больным мужем (я знаю такие случаи, когда один случайно вместо воды выпил уксус), то опять лишь для того, чтобы показать, что она в данном случае контролирует ситуацию…»

dvorec.ru

No votes yet.
Please wait...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here