Заметила любопытный парадокс. Все, кто категорически отвергает возможность любви между мужчиной и женщиной, тратят немало сил и времени, чтобы убедить всех и, думается, себя в отсутствии этого самого загадочного человеческого чувства.

Аргументы их объяснимы, потому как имеют место непонятки с толкованием этого слова, из-за чего любовью называют сегодня всё, вплоть до пристрастия к горячительным напиткам и занятия банальным сексом, и это, понятное дело, не может не дискредитировать тот великий и возвышенный смысл, который традиционно приписывают этому чувству.

И потом – ни один разговор о любви между мужчиной и женщиной не обходится без указания на то, что у этой медальки есть оборотная сторона: печальная, грустно-расставательная, неразделенная и даже трагическая. При таком раскладе немудрено задуматься: «А оно мне надо, это всё?»

Тут, конечно, решает каждый сам: надо или не надо. Иметь, как говорится, или не иметь. Но мне кажется, что любовь, потребность в ней – неотъемлемая часть человеческой природы, без которой жизнь что-то теряет. Согласитесь, так или иначе мы стараемся окружить себя в жизни вещами, которые нам доставляют удовольствие: мы едим то, что любим, слушаем музыку, которая нравится, стремимся к тому, чтобы иметь не только хлебную, но и любимую работу, деток, конечно, любим, даже хомячка дома заводим – не оттого же, что нам охота убирать за ним, а потому что – ну как можно не любить эту морду прожорливую…

Возможно, кто-то возразит, что все эти выкладки в духе известной песни Ляписа-Трубецкого в самый проблемный момент в любви (а именно в отношения между мужчиной и женщиной) ясности не вносят, а мешать в одну кучу хомячка и любовь до гроба – вообще бред. И все же не соглашусь.

Думаю, что трепетные чувства к хомячку и большая и чистая любовь – одного поля ягоды. Просто первое у нас почему-то лучше получается, беспроблемней, что ли. А вот второе оборачивается порой такой головной болью, что некоторые, единожды хлебнув такого счастья, навсегда отказываются смотреть в эту сторону и охотно запускают все иные варианты любви: к работе, к утехам разным, к поиску истины, к выращиванию кактусов или к тому же хомячку опять.

Так устроен человек, что ему надо обязательно отдавать тепло, внимание, заботу. И почему-то хомячку отдавать это проще – ведь мы ничего не ждем от него взамен, ну что с него возьмешь! А вот с людьми получается сложнее: тут уже хочется, чтоб оценили твою отдачу и взамен предложили собственную. Иначе неинтересно как-то получается. Я, значит, всё, а мне ничего.

И что тут поделаешь? А если взять и давать этому человеку столько, сколько ты даешь хомячку. Может, и больше, но ровно столько, сколько не жалко, чтоб не рассчитывать на отдачу. Просто давать – и всё. Как вы думаете, что будет? Возникнет конфликт интересов? Думаю, нет. Потому что не из чего ему возникнуть. Повода нет. Дающий в этой ситуации ничего не ждет. Совсем.

И кто сказал, что так нельзя действовать в отношениях между мужчиной и женщиной? Почему рядом со словом «любовь» неизменно присутствует слово «самопожертвование»? Зачем оно? Кто придумал употреблять его в этом контексте? Как, объясните мне, можно любить того, кому жертвуешь себя, отдаешь без остатка, потеряв всякий интерес к себе как к личности?

Нет в жертвенности любви, есть только потребность таким способом придать смысл собственной жизни.

Я не говорю, что в человеческой жизни нет места самопожертвованию вообще – есть, конечно, но только не в любви, где человек стремится к счастью, душевному комфорту, спокойствию. Как глупо жертвовать собой ради хомячка, так же глупо класть на жертвенный алтарь свою жизнь ради детей, мужа или жены. Любить – это значит давать бескорыстно, без напряга.

А если напрягаешься и жертвуешь – значит, просто не любишь. Не пришло еще это чувство, или человек не тот рядом. И жертвы все совершенно бесполезны.

Вот из-за этого заблуждения люди и боятся любви, приписывая ей колоссальное разрушительное действие. Ну, так это все и не любовь вовсе. Если разрушает. Любовь всегда созидает.

А когда мучаются и страдают – так это оттого, что хочется человеку помучиться, комплексы в нем играют или просто болезнь приключилась (есть такие патологические состояния типа синдрома Адели и проч.). Но причем здесь любовь? Ее тут и близко нет.

Как нет ее и в душещипательных литературных и киноисториях про трагическую, неразделенную любовь. Это все художественный образ – яркий, интересный, интригующий. А в жизни любовь совсем другая: тихая и спокойная.

Но она точно есть. Потому что я лично не знаю, как можно без нее жить.

dvorec.ru

No votes yet.
Please wait...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here