Гутен таг, добрый день, дорогие читатели. Свой очередной репортаж внештатный корреспондент «ШЖ» в Берлине поведет, как вы и догадываетесь, из Берлина. Поговорим мы сегодня о необычных и экзотических семейных союзах. В немецком их восприятии, разумеется. А оно весьма не совпадает с российским.

Западный Берлин – город более чем либеральный, знаменитая столица послевоенных европейских любовных свобод. С официальным разрешением заключать однополые браки свобод этих только прибавилось. Кто-то с восторгом воспринял инициативу Бундестага в этом вопросе, кто-то громко или, напротив, тихо, но весьма решительно протестовал, апеллируя к интересному опыту Содома и Гоморры, но большинство граждан отнеслось к узаконенным однополым отношениям спокойно. И эти браки нынче отнюдь не самые необычные.

Привычных ко многому толерантных западных, а теперь и восточных, берлинцев, особенно в возрасте 35-45, да и чуть старше, удивить чем-либо трудно. Они – и дамен, и херрен – большие любители весьма экзотической супружеской и партнерской жизни. Поэтому брак, скажем, шестидесятилетнего или семидесятилетнего немца с восемнадцатилетней уроженкой Таиланда или, напротив, союз немецкой дамы почтенных лет с привезенным с курорта двадцатипятилетним красавчиком-турком, курдом или тунисцем – далеко не редкость. И уже тоже не великая экзотика.

Женитьба на знойной кубинской мулатке, вывезенной с большими трудностями из нелегального борделя Гаваны – о, это своего рода мужская доблесть, подвиг Зигфрида, правда, доблесть краткосрочная, но тоже распространенная. Брак молодых немцев и немок с молодыми же уроженцами и уроженками Латинской Америки тоже привычен и, как говорят, удобен, практичен и прочен. И уже совсем не экзотичен.

Так какой же брак считается в Берлине одним из самых необычных? Нечастых и экстремальных? Ни за что не угадаете. Брак коренной немки и выходца из бывшего СССР, обычно россиянина или украинца, как пишет «Берлинер Цайтунг». Вот он где, настоящий-то экстрим для немецких женщин. Вот где экзотика, будоражащая кровь.

Самый необычный и редкий избранник немецкой дамы средних лет – из России или Украины, представьте себе. Не из Югославии, не из Польши, и даже не из Румынии, как ни странно – таких союзов достаточно. Красивые, верные и трудолюбивые югославские, особенно сербские, мужчины котируются на рынке женихов весьма высоко, в отличие от выходцев из бывшего СССР. При том что выходцев этих, неприкаянных и одиноких, в Германии пруд пруди.

Эти сведения меня весьма опечалили, ибо я всю жизнь считала, что, при наличии взаимного нежного чувства, готовности к компромиссам, сходных интересов и разумной головы на плечах проблема разницы менталитетов вполне преодолима. И какая разница – немец, русский, еврей, татарин, если это действительно твой человек.

А вот поди ж ты, российский или украинский муж коренной немки – большая проблема. Это да, это нестандартное решение, для этого нужны стойкость и терпение, как говорят немецкие дамы. И, честно говоря, немногие известные мне подобные союзы, увы, или уже распались, или находятся в «периоде полураспада». Грустно.

Почему так? Что за несправедливость? Ведь российские жены коренных немецких мужей – дело обычное и привычное, счастливых и благополучных союзов не перечесть. Браки эмигрантов из России тоже держатся достаточно крепко. Тут, правда, с одной существенной оговоркой – пока женщина этого хочет. Здесь, в чужой стране, в паре «русский-русская» развод обычно инициирует женщина, а мужчина часто будет изо всех сил «цепляться» за брак. Почему? Потому что российские женщины самого разного возраста на брачном рынке Германии весьма конкурентоспособны, а мужчины – увы, не всегда.

Количество одиноких неприкаянных мужчин-соотечественников средних лет и старше в Германии велико. Они или возвращаются в Россию, или пытаются вывезти себе из России или Украины новую жену. Это порой удается, но новые жены, обжившись в Европах, весьма быстро уходят к немцам. Вывозится следующая жена – и цикл имеет шанс повториться. Я об этом уже упоминала в своих текстах.

Так почему же, почему так невостребован российский мужчина у коренных Кримгильд, Брунгильд и Лоттхен? Вот что говорят сами немецкие женщины:

«Я преподавала немецкий на интеграционных курсах, он был моим учеником. Мне тридцать два, я не замужем. Ему сорок один, разведен. Он стал ухаживать за мной сразу же, цветы, конфеты, кино. Все очень красиво и романтично.Через десять месяцев мы поженились. И уже на третий месяц нашей совместной жизни я поняла, что это было ошибкой. Я думала, что выхожу замуж за взрослого и зрелого, много пережившего мужчину, и вдруг обрела незрелого непредсказуемого подростка. Он только и делал, что говорил, говорил и говорил.

Рассуждал о литературе, философии, о вечности, о религии – да, он хорошо образован. Но при этом не хотел ничего делать в доме, был совершенно пассивен – говорил, что это «не мужское дело», и что его мама и первая жена как-то справлялись сами. Работать постоянно ему было тяжело, квалификации по сравнению с немцами не хватало, и все кругом были виноваты в этом. Все время жаловался на несправедливость жизни. Он был, как выяснилось, неисправимым дилетантом.

Я пристраивала его на работу к знакомым, но все кругом были «полные идиоты, кретины, не читавшие Достоевского», и работа быстро заканчивалась. Потом он начал покрикивать на меня и утверждать, что равноправие в семье – это буржуазные выдумки, и мужчина всегда умнее и квалифицированнее. Мачо-иждивенец. Я подала на развод и вздохнула с облегчением. Хорошо, что не было детей. Выходец из Украины или России – нет, никогда больше. Ради чего? Это для меня слишком экзотично, непредсказуемо и непонятно. Я не верю, что во всем этом виновата его эмиграция».

И таких отзывов много, как под копирку. Почему все так одинаково, спрашивает «Берлинер Цайтунг»? Из-за чего не выбирают немецкие женщины русских мужей? Или, выбрав, довольно быстро расстаются с ними? Какова основная, коренная причина, если отбросить стереотип о повальном мужском российском пьянстве? Ну в чем же дело, наконец? Что в этих русских такого исключительного, экзотичного? Почему именно эти браки редки?

А вот и ответ: причина эта – катастрофическая инфантильность. Незрелость и дилетантство. И полное нежелание как-то эту проблему преодолеть и повзрослеть наконец-то. Это с удивлением и горечью отмечали все без исключения бывшие и действующие немецкие жены постсоветских мужей. Инфантильность даже в зрелом, весьма почтенном возрасте. Незрелость и неготовность спокойно решать житейские проблемы и большое желание спрятаться за крепкую женскую спину при малейших сложностях. Расчет на то, что немецкая жена пристроит на работу, поможет финансово и с гражданством, потянет на себе всю семью, как это обычно бывает в России.

А европейская женщина устроена совсем по-другому. Она не тягловая лошадь, она равноправный и достойный партнер в семейной жизни. Ей и нужен равноправный мужчина, готовый работать и зарабатывать, делить с ней на равных бытовые заботы, а не взрослый капризный непредсказуемый ребенок, и, помыкавшись несколько месяцев или лет с российским мужем, она частенько дает ему отставку. Причем без особых рыданий и страданий. Рыдает обычно он.

Вот так обстоит дело с постсоветской мужской экзотикой в городе Берлине. Наша, как водится, самая экзотичная. И эта ее сомнительная превосходная степень способствует ли патриотизму? Не думаю. Мне очень грустно. И обидно за мужчин моей страны. А вам нет?

dvorec.ru

No votes yet.
Please wait...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here