Женщины! Это не для вас. Брысь со странички!
Ах, остались? Ну читайте, мечтайте…

Мужики! Не за горами весна.. Пора подумать о наших будущих победах и наметить потенциальных подруг. А чуть подмерзнет, провести рекогносцировку на местности. Весной не проехать, а там будет поздно.

Мы ж с вами эстеты и сибариты, поэтому макароны с маргарином — лишь бы пузо набить — это не наша стихия. Наша стихия — семга слабокопченая, свежая, тоненькими-претоненькими пластиками… Шашлычок из молодой свининки — сочный, в белом вине вымоченный, шкворчащий, лучком и петрушечкой посыпанный. (На тарелочке аккуратненько так себе лежит, рядом с картошечкой фри и огурчиком малосольным.) Здесь же и помидорчик минусинский, с прожилками мраморными, эротично разрезанный на четыре куска, в алмазиках крупной соли весь. Ветчинка… м-м-м… ветчинка домашняя, со слезой, бледно-розовая. Во рту тает. И редисочка крупная, мокрая, красно-белая, сексуальная. Хрусь ее! Хрусь-хрусь! И сразу вслед — кусок шашлыка. И глотком холодного ''Каберне'', марочного, запить. И повторить: шашлычок — р-раз! — редисочка — хрусь! Шашлычок — вдогонку. Винцо — бульк. Помидорчик — м-м-м… Винцо… семужка… маслинка…

А потом в шезлонге ра-а-азвалиться. И трубочку закурить. С табачком голландским, душистым. И ликерчиком абрикосовым это дело запить.

Перевести дух и оглядеться наконец. А что это за чудо длинноногое, беленькое, пушистое, в шортиках, в выпуклостях, в помаде, у стола копошится, прибирает по привычке, под носик чего-то мурлычет? Ба-а! Женщина. Иди сюда, моя сладкая… Да нет, зачем в машине? Прямо здесь, на травке. Ох, грехи наши тяжкие, прости нам, Господи, чревоугодие и прелюбодеяние…

Нет, вы не подумайте, что мы такие уж догматичные эстеты и кусок простого сала с луковицей, черным хлебом и стопариком холодненькой ''Смирнофф'' в горло нам не полезет. Если к месту — то отчего бы и нет? Не отрекаемся мы от еды крестьянской и здоровой. Как и от секса спонтанного, быстрого, жадного. Но согласитесь: когда все красиво — это… хорошо! И в кулинарии, и в любви. А одно без другого не мыслится.

Секс и еда. Еда и секс. Вино и женщины. Мясо жареное и плоть живая. Клубника со сливками. Оргазм в постели и ананасы в шампанском. Неразрывные вечные символы наслаждения…

Тема неисчерпаемая. Мы едим для того, чтобы жить (хм, смотря с кем), или живем для того, чтобы есть? И так, и эдак…

Другой вариант. Обалденная женщина, но с ребёнком. Вот и ладненько, Надо пригласить её на берег озера или реки С ребёнком. Это сразу её подкупит.

Место выбрать высокое, открытое, с видом потрясающим, травкой зеленой. Наверняка она думает: сейчас он костер разведет, грязненькое покрывальце постелит, шашлыки сожжет, сто граммов примет и начнет лапшу на уши вешать. Как все мужики. Что они еще умеют? Стаканчики — одноразовые, закуска — на газетке, секс — быстрый. Ага. Как бы не так. Достаём из багажника раскладной стол и стулья, крахмальную белую скатерть и такие же салфетки

В качестве горячей закуски подаём, к примеру, жюльен из курицы с шампиньонами — приготовлен еще дома, здесь его только разогреть. Мититеи — острые колбаски из говяжьего фарша — изжарить на решетке и уложить с разноцветным гарниром на большие фарфоровые (!) тарелки. Изумительный салат из печеных баклажанов с сыром и орехами. Белое и красное вино (''Абрау-Рислинг'' и ''Божоле'') наливать в тонкие фужеры. А дыню подавать просто так. Говорить только о еде и о поэзии. И никаких, даже самых тонких, намеков насчет ''этого самого'' не позволять.

Все как в иностранном кино. Она будет убита наповал, и ее можно будет брать голыми руками хоть сейчас. И мальчик будет от ''дяди'' в восторге, что расположит ее окончательно. А продолжение на следующий день, дома, наедине…

Мужики! Учитесь готовить. И желательно — лучше женщины. Это наше дополнительное оружие. Не главное, конечно, но очень весомое, устоять перед которым может разве что законченная феминистка.

dvorec.ru

No votes yet.
Please wait...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here